Лингвистическая экспертиза

Судебная лингвистическая экспертиза (СЛЭ) – самостоятельный род су-дебных экспертиз, связанный с исследованием продуктов речевой деятельности с целью установления фактические данные, имеющих доказательственное значение по конкретному (уголовному, гражданскому, арбитражному или административному) делу.

Предмет СЛЭ – фактические данные, имеющие значение для уголовного, гражданского, арбитражного или административного дела и устанавливаемые на основе исследования продуктов речевой деятельности.

Объект СЛЭ – продукты речевой деятельности (от отдельного слова до целого текста или группы текстов - дискурса, а также совокупность вербальной и невербальной информации, связанные между собой по смыслу). Тексты на русском языке.

Лингвистическая экспертиза востребована прежде всего в ситуациях, когда правонарушение совершается в словесной форме или когда в центре правового конфликта находится текст, являющийся предметом спора. Характер экспертного исследования и вопросы, которые ставятся перед экспертом, определяются исходя из того, какие именно обстоятельства, имеющие значение для дела, требуется установить, то есть прежде всего в зависимости от категории дела.

Ниже приводится перечень основных категорий судебных дел, для которых характерным является наличие потенциального объекта лингвистического экспертного исследования и в процессе рассмотрения которых часто возникает реальная потребность в назначении и проведении лингвистической экспертизы.

1. Защита чести, достоинства и деловой репутации, клевета.

Лингвистическое исследование в рамках судебных споров данной категории направлено главным образом на:

• выявление негативной информации о конкретных лицах. В качестве негативных рассматриваются преимущественно сведения о действиях, поступках лица, отрицательно характеризующих его с точки зрения здравого смысла, морали или с правовой точки зрения (в той мере, в которой об этом может судить любой дееспособный гражданин, не имея специальных знаний в области юриспруденции);

• установление формы ее выражения в тексте. Речь идет прежде всего о разграничении утверждений о фактах, языковая форма которых допускает проверку информации на соответствие действительности, и различных форм выражения мнения, такой проверке не подлежащих.

Судебная лингвистическая экспертиза по данной категории дел может быть назначена по гражданским делам (ст. 152 ГК РФ «Защита чести, достоинства и деловой репутации»), по уголовным делам (ст. 128.1 УК РФ «Клевета», ст. 298.1 «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава»).

В рамках лингвистической экспертизы по данной категории дел решаются следующие вопросы:

1. Содержится ли в тексте негативная информация об определенном лице (ФИО)?

2. Если да, то в какой форме она выражена (утверждение о факте, предположение, мнение, оценочное суждение)?

Важно отметить, что эксперт-лингвист не решает вопрос о наличии в тексте порочащих сведений о ком-либо, так как порочащие сведения – это сведения, не соответствующие действительности, а проверка сведений на достоверность или недостоверность не входит в компетенцию эксперта-лингвиста.

2. Оскорбление.

Судебная лингвистическая экспертиза по делам об оскорблении назначается в том случае, когда при расследовании или судебном разбирательстве возникает необходимость установления фактов, связанных с содержанием и формой оскорбительных высказываний. Такая экспертиза может быть назначена по различным категориям дел:

по делам об административных правонарушениях (статья 5.61 КоАП РФ «Оскорбление»);

по уголовным делам (статья 297 УК РФ «Неуважение к суду», статья 319

УК РФ «Оскорбление представителя власти», статья 336 УК РФ «Оскорбление военнослужащего»);

по гражданским делам (статья 151 ГК РФ «Компенсация морального вреда»).

В рамках лингвистической экспертизы по делам об оскорблении решаются следующие вопросы:

1. Содержатся ли в материале (высказывании, тексте) лингвистические признаки унижения?

2. Если да, то содержатся ли в материале (высказывании, тексте) лингвис-тические признаки неприличной формы выражения?

Важно отметить, что эксперт-лингвист не решает вопрос о наличии в тексте оскорбления, так как такой вопрос является правовым и выходит за пределы его компетенции. При постановке вопроса в постановлении (определении) обязательно нужно полностью (без пропусков) привести исследуемое высказывание.

3. Дела, связанные с противодействием экстремизму и терроризму.

Когда при расследовании или судебном разбирательстве дел, связанных с противодействием экстремизму и терроризму, возникает необходимость установить факты, связанные с содержанием и направленностью материалов, назначается комплексная психолого-лингвистическая экспертиза.

Такая экспертиза может быть назначена по разным категориям дел: по статье 280 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности»), ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»); по гражданским делам в связи с применением Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ; по арбитражным делам в связи с оспариванием юридическими лицами различных предписаний и предупреждений, выносимых федеральными службами.

Правовая оценка деяния, то есть установление того, является ли значение «экстремистским», не входит в компетенцию лингвиста и психолога.

В рамках психолого-лингвистической экспертизы по делам, связанным с противодействием экстремизму и терроризму, решаются следующие вопросы:

1. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки побуждения (в том числе призыва) к каким-либо действиям (в том числе насильственным, дискриминационным) против какой-либо группы, выделенной по национальному, религиозному, социальному и другим признакам, или ее представителей?

2. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки побуждения (в том числе призыва) к каким-либо разрушительным действиям?

3. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки пропаганды исключительности, превосходства, неполноценности человека по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии?

4. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки оправдания каких-либо действий (в том числе насильственных) против какой-либо группы, выделенной по национальному, религиозному и другим признакам, или против представителей такой группы?

5. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки унижения человеческого достоинства по признаку пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии?

6. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки возбуждения вражды, ненависти (розни) по отношению к группе лиц, выделяемой по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии?

7. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки угрозы совершения каких-либо насильственных, разрушительных действий?

8. Содержатся ли в материале лингвистические и психологические признаки обвинения автором какого-либо лица в совершении каких-либо противоправных действий?

Взятка, вымогательство, угроза, незаконный оборот наркотиков и подобное (объектом исследования которых является преимущественно звучащий/устный текст).

На экспертизу необходимо предоставить:

– аудио- и/или видеозаписи;

– материалы дела;

– проведенную криминалистическую экспертизу видео- и звукозаписей с ус-тановленным дословным содержанием подлежащих исследованию разговоров (если таковая не проводится в комплексе с лингвистической экспертизой).

Примерный перечень вопросов в рамках лингвистической экспертизы по данной категории дел:

1. Каково смысловое содержание разговора?

2. Какой именно предмет обозначен словом/выражением (привести слово)?

3. Идет ли в разговоре речь о деньгах?

4. Следует ли из содержания разговора, что один из его участников (назвать) требует у другого деньги за совершение определенных действий?

5. Следует ли из содержания разговора, что один из его участников (назвать) предлагает другому деньги?

6. Следует ли из содержания разговора, что один из его участников (назвать) передает другому деньги?

7. Какова тематика исследуемого разговора?

8. Имеются ли в разговоре признаки скрытой коммуникации?

9. Содержится ли в высказываниях одного из участников разговора (назвать) признаки скрытой коммуникации?

10. Содержится ли в высказываниях одного из участников разговора (на-звать) лингвистические признаки угрозы?

Консультацию по данному виду экспертизы можно получить у Акбутиной Гульназиры Мирсаитовны по тел. 248-74-11.